понедельник, 25 февраля 2008 г.

Вася на компьютере.

Вася-Асила


Действующие лица: Вася-Асила. Коротко: Вася – девочка 11-12 лет. Смуглень-кая. Симпатичная. Коротко стриженная. Умненькая.

Один, Ноль, Плюс и Минус, Земляной облак, Черезраз, Грызалово, Химик, Тётя Ёся, Наворот, Число, Число с хвостиком, Небесный крот, Завет, Притягайлин, Стрекозёл, Стреокозлиха, Продюссер, Крик в ночи, Лебедь-не белая, Олигарх Олигархович Попа. царь – Чернуха, царь – Белуха, царь – Серуха, Принципесса, Гурв.

От автора: Продолжение бдет только после соответствующей просьбы. Действующие лица могут меняться.

Глава один.

Во первых: Вася-Асила, никогда бы не написала «глава один», потому что девушкой она была умной и в своём преклонном возрасте наверняка знала, что глава женского рода, значит она, поэтому будет – глава первая. В принципе Вася никогда никому бы этого не сказала, потому что, опять же, в силу своего преклонного возраста - двенадцать лет и пять месяцев, соображала, что если есть глава, обязательно должен быть и глав и поэтому поправлять человека который, возможно ошибся – нетактично!
Во вторых: все вокруг совершенно неправильно называли её Василисой, Василиной, Василикой, Ликой, а папина первая жена от второго брака и вообще называла её Лизой, что было недопустимо, потому что Вася была поэтессой и имя Лиза – порождало кошмарные рифмы. Но папина первая жена от второго брака была дурой и Вася снисхо-дительно на неё не обижалась.
С именем же вышла вот какая совершенно поразительная история.
Как и полагается во всех добропорядочных семьях, родители Асилы ожидали появления мальчика. Имя придумывали долго и остановились на имени Вася. Асила слушала эти препирания, свернувшись в клубочек и про себя, усмехалась: она то точно зна-ла, что родится именно девочка, а никакой не Вася.
- А вдруг родится девочка? - спросил папа.
Мама Асилы мечтательно задумалась, потому что в тайне, конечно же, хотела девочку.
- Ну, девочку мы назовём Регина…
От этих слов Асила чуть не родилась преждевременно, и пнула изнутри маму ногой.
Имя Регина не могло быть её именем так как при произношении напоминало резину, ангину и ещё кучу разных не всегда приятных вещей.
- Да, ты что, - возмутился папа, - ну уж нетушки, режьте меня ножиком, бейте пыльными мешками, но Регины в этом доме не будет! К тому же, зря всё это. Родится мальчик, которого всё равно Региной не назовёшь.
- Браво папусик! – подумала Асила и хотела оттопырить большой палец, но по-том сообразила, что папа всё равно этого не увидит, и не оттопырила.
Потом было рождение и куча неприятных ощущений с этим связанных. На Асилу навалилась громадная тяжесть, вспыхнул ослепительный, до рези в глазах свет… От всех этих ужасов Асила заорала как резаная: «А-ааа»! И одновременно подумала, - Чего я ору, как дура? Потом у неё самой родилась первая философская мысль - Если так рождаются, каково тогда умирать?
Примерно в четыре года от роду родители Васи-Асилы задумали научить её читать, что было просто не очень умно, потому что читать дети умеют с рождения, но не могут этого сказать, так как говорить по-взрослому ещё не умеют. Когда же они выучивают взрослые слова и начинают говорить, они скрывают это своё умение, чтобы родители не подумали о них как о вундеркиндах, ведь страшнее этого и нет на свете ничего. «Прощай детство« это называется. В самом деле: тебе ужасно интересно поговорить с жуками на навозной куче или бабочками на клумбе, а тебя заставляют издавать кошмарные стоны смычком скрипки или заучивать глупые стихи, придуманные взрослыми, которых ни один нормальный ребёнок не напишет. «Вот из маминой из спальни, кривоногий и хромой, выбегает умывальник и качает головой». Ж-ж-у-ть! Чего это, интересно, умывальник в маминой спальне делал?
Единственным автором, который вызывал у Васи симпатию был Остер, его строчки иногда соответствовали её настроению.
Родился девочкой - терпи
Подножки и толчки.
И подставляй косички всем,
Кто дернуть их не прочь.
Зато когда-нибудь потом
Покажешь кукиш им
И скажешь: «Фигушки, за вас
Я замуж не пойду!»
Поэтому, когда «папусик» начал показывать Асиле картинки с буквами, и накупил всякой дряни вроде кубиков с наклееными на них теми же буквами, Асила притворилась, что читать совершенно не умеет и кривлялась, как только могла, воя вместе с «па-почкой» - У-у-у! Цикая, - цы-цы-цы. Пришепётывая, бэкая, мэкая, вэкая,… и тому подоб-ное. Папусик ничего не понял и думал: «Надо же, какая сообразительная девочка у меня родилась». А потом говорил маме потихоньку, думая, что Вася его не слышит: «Нужно бы определить её в школу для одарённых детей». Это была ещё одна взрослая глупость, потому что неодарённых детей не бывает.
В «шесть с хвостиком» Асила пошла в школу и ей там понравилось, так как она познакомилась с другими девочками и мальчиками и не разочаровалась, ведь она предпо-лагала найти в других детях то, что находила в себе самой, и нашла. Училась Вася хоро-шо, но не всегда, а только тогда, когда учитель не учил уж совсем откровенным дурындо-стям вроде: минус на минус даёт плюс. Это ни в какие ворота не лезет. Как же взял минус «-» и сверху ещё один минус «-», что получается? А вот то-то и получается, тот же самый минус, так как первого из-под второго не видно. Чтобы плюс получить, нужно второй минус, «-» поставить на «попа» «I» и только потом положить его на первый минус, «+», вот тогда плюс и получится.
С утра, с того самого момента, когда Вася обругала свои тапочки, всё и нача-лось. Тапочки получили от неё на орехи за то, что Асила не попала в них ногами про-снувшись и усевшись на край кровати. Мерзкие, старые лентяи, - сказала Вася тапкам, - неужели трудно передвинуться чтобы мне было удобно в Вас попадать? Да вы просто по-таскуны какие-то!
Тапки угрюмо молчали, свесив мохнатые помпоны, и от смущения уткнулись друг в друга носами.
Потом Вася включила компьютер. Компьютер Вася уважала и боялась. Вообще-то боялась - это через чур. Но относилась к нему с уважением, так как существо, знающее столько интересного, не уважать невозможно. Компик, как Вася его называла, в свою очередь относился к Асиле настороженно. Он в ответ на её стук по различным клавишам писал ей всякие гадости на английском языке или на языке отечественном, или ещё того хуже, вообще на какой-то тарабарщине. Он мог просто написать ей в самый интересный момент, например, когда Вася с замиранием сердца ожидала реакции на произведённую ею череду невообразимых клавиатурных комбинаций, что она чего-то там выполнила недопустимое, и поэтому он с ней разговаривать отказывается или выставлял гнусное, синее окно с непонятной надписью. Возмутительнее всего, что вот так, «через раз», он мог общаться с Асилой, когда захочет.
- Через раз, - сказала громко Асила. - Любопытно.
- Слушаю, - перебил её странный голос, - чего надо?
- А ты где? - спросила Вася и помотала головой слева направо и наоборот, справа налево. Точно так же делал Тузик во дворе, когда чего-то не понимал, или боялся.
Вокруг было тихо и только в Компике привычно шуршало.
- Э-э-эй!, - снова тихонько позвала Асила.
- Ну, - снова ответил голос.
- Ты кто? - уже вовсю испугалась Вася, хотя была очень смелой девочкой.
Снова ответом было молчание.
- Не бойся, - сказала Асила, - я тебя не трону, - а сама подумала, - только бы он меня не тронул.
- Звала зачем? - сказал голос.
- Кого?
Молчание.
- Да, кого я звала? Кто здесь спрятался? Выходи! - и добавила нерешительно, вспомнив известный мультик, - подлый трус.
- Ну, а кто кричал «черезраз»? - голос мелко задребезжал и, передразнивая Асилу заныл, - Черезраз, где Черезраз, Черезраз, выходи! Я спрашиваю, кричал ли кто-нибудь в этом помещении «черезраз»? Я Черезраз. Меня так зовут, я никого не боюсь и поэтому не трус и уж конечно не подлый. Я умный - потому и Черезраз.
- А ты где? - хитро прищурившись спросила Асила, - мне мама без разрешения не даёт подруг приводить, - и подумала: «Какая я глупая. Если Черезраз, то разве это под-руга? Это подруг какой-то».
- Ага, понятно, - сказала она потому что её осенила догадка, - ты через раз отве-чаешь, а я через раз буду молчать. Тогда ты будешь считать, что через раз уже прошло и будешь отвечать мне сразу. Хорошо?
- Хорошо, а ты уже помолчала?
- Конечно, ты что, не слышал?
- Естественно, слышал. Я всё слышу. Это я так просто спросил, для смеха.
- Ха-ха, - сказала Вася, - мне так смешно, что я тебя даже не вижу.
- А зачем, - испуганно спросил голос, - зачем ты хочешь меня увидеть?
- Когда кто-нибудь с кем-нибудь знакомится, они подают друг другу руки. А я? Что мне прикажешь тебе подавать?
- А ты хочешь со мной познакомиться?
- Глупый, мы же уже почти познакомились. Меня зовут Вася.
- Я не глупый, я умный, потому и Черезраз, а девочку не могут звать Вася. Ведь ты девочка?
Асила никогда не задумывалась над этим, полагая, что это само собой понятно, но все-таки оглядела себя с верху до низа и сказала.
- На первый взгляд девочка, и к тому же у меня есть ещё одно имя - Асила.
- Понятно, - пробормотал Черезраз, - когда ты Асила - ты девочка, а когда Вася - мальчик.
- Нет, - тяжело вздохнув, ответила Вася, которой очень хотелось, чтобы было по-другому, - к сожалению, я, когда Асила - девочка и когда Вася, - тоже девочка.
- Не может быть! - закричал Черезраз, - это поразительно! Это нарушение всех элементарных положений. Твой вопрос необходимо вынести на коллоквиум к Принципессе.
- На кол,.. ло,... кву,… куда меня надо вынести? - не поняла Асила.
- На ненаучный, всемирный коллоквиум «Суть вещей», к Принципессе. Ты ни разу не посещала коллоквиум «Суть вещей»? Поразительно!
Асиле было очень стыдно от того, что она не посещала этот кол,.. ло,.. кву,.. по-этому она слегка покраснела и сказала.
- Ну, не посещала. Не было времени. Я, между прочим, кроме школы хожу на танцевальный кружок, на рисовальный кружок и еще на вышивальный бисером. А где он, этот кол,…ло,…ну, этот, про суть? И кстати, - она даже притопнула ножкой, на которой тапок по-прежнему отсутствовал, - я не могу разговаривать с воздухом. Ты где?
- Да вот он я, вот он. - Рядом с монитором на столе возник полосатый шар. Именно полосатый. Чёрная полоска, белая полоска. Полоски были расположены сверху вниз и казалось, что перед Васей на столе полосатая голова, которую положили на бок. Шар крутнулся на месте так, что стал абсолютно серым, лихо, со свистом затормозил и покачиваясь произнёс. - Ну, как я вам? - Слова при этом вылетали откуда-то из вертикальной щели, приоткрывающейся между полосками. - С воздухом она не может разговари-вать, - обиженно проговорил Черезраз. - Сама с собой может. С тапками своими может, с Тузиком может, а с воздухом почему-то не может.
Вася оглядела полосатого болтуна. Хотела потрогать его пальцем, но Черезраз испуганно втянул одну половину своего полосатого шара в другую и завизжал.
- Не смей меня чикошить, то есть щитикать,… щекотать я от этого глупею.
Вася хотела сказать, что особого ума она и без чикошения у Черезраза не обнаружила, но, поняв, что это будет крайне невежливо, не сказала. Вместо этого она сказала.
- Ты вообще-то симпатичный. Зебрильный такой шарик.
- Нужно говорить зеброокрасный, - поправил Черезраз и, раздвинув две полоски на боковой половинке шара, вытаращил на Асилу круглый глаз.
- Ты девочка, - утвердительно сказал он.
- Девочка, - грустно сказала Вася.
- Я не буду звать тебя Васей, чтобы ты случайно не стала мальчиком.
- Зови, не зови, а мальчиком я не стану, - грустно сказала Асила.
На самом деле Вася отдала бы за то, чтобы стать мальчиком, самое дорогое, что она имела - старую дедушкину подзорную трубу. «Подозрительная» моя трубка, ласково называла она её. Но как взрослый человек она понимала, что это неосуществимо.
- Отчего же неосуществимо? - Черезраз крутнулся снова и подмигнул из открывшейся щели, - Поговори с Принципессой. Только не пустят тебя, нетака у тебя маленькая.
- Кто у меня,…ты что видишь, что я думаю?
- Нетака, каждый имеет свою нетаку. А думать, про то, что видишь,… нет видеть - что думаешь,… что же тут сложного? Все видят.
- Я не вижу, - взохнула Асила и подумала: «Хорошо бы научиться. Только мама подумает, чтобы заставить меня делать уроки… Ну и что? Уроки хочешь, не хочешь, а делать нужно, так что это не большая радость, - мысли читать».
- У каждого есть «нетака», важно проговорил Черезраз, ну и «така», конечно. Если «така», больше «нетаки», то «дакало» повышается, а «некало» уменьшается, поэтому общая мандаражка слабая.
- Ну, вот ещё, - обиделась Вася. - У меня огромная мандаражка. Самая большая мандаражка в мире.
Черезраз снова раскрыл свою щель и пристально посмотрел на Асилу, так словно собирался кроить ей платье, - Я не сказал, что она у тебя маленькая. Я сказал, что она у тебя слабенькая. Вот ты на Компик обижаешься? Обижаешься! А зря! Если бы ты знала, что на "мышке" есть две кнопки,.. - Асила возмущённо замотала головой, про две кнопки она знала давным-давно, но Черезраз не обращая внимания на её возмущение продолжил. - Да две кнопочки правая и левая. Этими кнопочками ты говоришь компьютеру два слова. Первое слово, левая кнопка - "Делай"! Второе слово правая кнопка - "Покажи"? Вот, что ты от Компика в данный момент хочешь, то и спрашивай или приказывай делать, но только твёрдо знай - что приказываешь. Не знаешь - спроси. Нажми правую кнопочку и спроси. Тебе бы по этому поводу с Числякиными поговорить. С Минусом, или с Плюсом, или даже с Нолём, хотя Ноль с девчонкой говорить не будет.
- А где я их найду?
- Ну, это ты сама догадайся. Ладно, пора мне. Меня Грызалово на финики приглашал. Пока-а-а!, - Донёсся его голос из вращающейся серой тучки. Бу-у-ль-к! И Черезраз исчез.
Интересно, - подумала Вася, - куда это он пропал, кто такой Грызалово и самое главное, почему у меня слабенькая мандаражка? Начнём сначала. Что такое «така» и «нетака», «дакало» и «некало»? «Така», это наверное от слова так. А «нетака» следовательно не так. Так? Когда мама меня ругает её «така» прям таки раздувается, а моя «нетака» это когда я маму не слушаюсь. Понятно. Значит мое «дакало» уменьшается, когда мамино «некало» повышается и наоборот. Что наоборот? - спросила себя Вася наматывая локон волос на палец. - Всё наоборот и мандаражка слабенькая, чёрт бы её побрал, - ответила она себе и отправилась будить родителей, собирать портфель, завтракать и так далее по обычному распорядку.
Родители спали в своей спальне и каждое утро Вася, которая просыпалась раньше, всех их будила. Она тихонечко открывала комнату, на цыпочках подкрадывалась к кровати и если никто не просыпался, незатейливо подшучивала. Иногда она дудела папусику в ухо трубой, подаренной на её десятилетний день рождения. Иногда щёлкала его по лбу, а иногда нежно водила соломинкой по этому лбу и папусик думая, что это муха, стукал себя в лоб самостоятельно.
Сегодня Вася не была расположена шутить, поэтому она только пощекотала мамину пятку и сказала: «Хватит спать. Вставай пришёл».
За завтраком папа, между всхлюпами горячего чая, сказал: «Василиса, тебе уже скоро двенадцать с половиной лет, давай поговорим серьёзно. В последнее время Ваш учитель информатики имеет к тебе серьёзные претензии. Между прочим, он думает, что у нас дома до сих пор нет компьютера. Ты не объяснишь, отчего бы это?»
- Это я имею к нему серьёзные претензии, - сказала Вася насупившись, - если он считает, что кому-нибудь интересно целый урок рассматривать циферки на экране, то он просто тормоз.
- Асила! Василиса! Тяв-вв-к! – сказали одновременно папа, мама, и Тузик.
«Ладно папусик с мамочкой, ладно,… - подумала Асила, - я их возмущение понимаю, они взрослые и по многим вопросам не хрюкают. Что поделаешь – возрастное. Но, этот,… этот предатель Тузик. Отольются же ему мои слёзки. - Со злорадством вспомнила она о приготовленной для Тузика конфете».
В конце концов путем взаимных компромиссов и частичных уступок высокие завтракающие стороны пришли к следующему соглашению. Первое: Асила обязуется выполнять все задания (включая домашние) учителя информатики и в результате получить не менее четвёрки за календарный учебный год. Второе: папа обязуется купить Асиле диск с логической игрой "Шарапунька" и разрешать Асиле сидеть за Компиком до 22-00 местного времени. Третье (дополнительное): поскольку Вася забывает гулять с Тузиком,… «невыгулянный» Тузик отныне будет означать - невключенный компьютер.
Закончив таким образом переговоры без значительного ущерба для себя, Асила побрела собирать портфель, который если говорить честно и прямо ещё с вечера должен был её дожидаться готовым к занятиям, в полном соответствии с Васиным заявлением сделанным накануне.
Папа: «Василиса ты портфель собрала»?
Асила: «Конечно папочка»!
В своей комнате Асила выключила Компик, собрала портфель, натянула любимые джинсы и долго красила губы бесцветной памадой позаимствованной на мамином трюмо.
- Хороша! – сказали сзади.
- Черезраз! – обрадовалась Асила, - Вернулся!
Она обернулась и подумала: «Лучше бы я не оборачивалась».
На столе стоял только что собранный в школу портфель, который был раскрыт и собранным его бы мог назвать только законченный оптимист. Из портфеля вылетали, тетради, атласы, учебники, пенал, ручки, … Всё принадлежности взлетали из кожаного чрева, по очереди, шелестели страницами и весело разлетались по комнате. Наконец, из портфеля вознеслось над столом жёлтое яблоко, плавно покачалось, провернулось опре-деляя наивкуснейшую сторону и с зубовным хрустом ополовинилось.
Сначала Вася думала закричать и даже открыла для этого рот, но только тихонечко ойкнула, когда все разбросанные вещи вдруг снова оживились, начали взлетать, складываться, отряхиваться и, плавно покачиваясь, словно извиняясь за своё хамское поведение, грузиться в пустую суму обратно. Вот мимо проплыл дневник, который в при-падке безумия улетел особенно далеко, завис над портфелем, сложился и втиснулся внутрь. Крышка щёлкнула язычком застёжки и сказала: «Яблоко вернуть не могу. Этот гад его съел».
Вася посмотрела на говорящий портфель и опустилась на стул, забыв закрыть рот.
- А-пу шемечез фе бабух!
Асила хотела сказать: « А ну, Черезраз, не балуй». Но поскольку перед этим не закрыла рот, то получилось то, что получилось.
Воздух над столом сгустился и превратился в маленького сутулого гномика, удобно сидящего на осмиревшем портфеле. Гномик был лыс, крючконос и весел. Одет он был в белую курточку с чёрным крестом на груди и напоминал Васе мушкетёра, фильм о которых показывали по телеку, только очень сильно уменьшенного в размерах.
- Гнобит меня этот паразит. Ох как гнобит, - сказал гномик, рассматривая Асилу бегающими живыми глазёнками. - Нет решения без разрешения, - снова непонятно сказал он, - не понимает Минусяра простых истин.
- Всё я понимаю, - послышался из-под кровати гнусавый голосок, и оттуда вылез точно такой же гномик в белой курточке, только с большим тире на груди. В руке гномик держал огрызок яблока. - Сколько раз говорить, я ничего не отнимаю, я вычитаю. Отнять,… ведь это не то же самое, что вычесть, а? - обратился он к Асиле.
Асила наконец сумела закрыть рот, снова его открыла и опять закрыла. Потом подумала и сказала: «Ну, тому, у кого отнимают, мало радости от того, как это называется».
- Субъективизм, - сказал второй гномик и сунул в рот остаток яблока - Индиви-дуализм, эгоизм, самолюбие в квадрате! - с набитым ртом пробурчал он, - Не решим мы с вами счастливого будущего, никак не решим. Меня зовут Минус, - важно проговорил он, дожевав Асилино яблоко, потом снял фиолетовый колпачок и раскланялся. - Нам дошло решение, что вы ищете встречи. Это верно?
Второй гномик соскочил с портфеля и тоже галантно раскланялся, сдёрнув колпачок, - Плюс! - представился он и, взбираясь на любимый портфель, добавил, - можно Увеличитель или Прибавка.
- Вы кажется изъявили желание стать мальчиком, сказал Минус, вскарабкался на стол и уселся на портфель рядом с Плюсом. - Решаемо. - Он оценивающе глянул на Асилу, - кое-что вычтем, кое-что добавим, ладный пацанчик получится.
- Сейчас сюда папа придёт. Если он вас увидит, то подумает, что свихнулся и тогда действительно свихнётся, так…
- Никто никуда не свихнётся, и никто, естественно, нас не увидит. Это невозможно.
- Но я же вас вижу, - вполне логично возразила Вася.
- Ты видишь, потому что мы желаем, чтобы ты нас видела.
- С кем ты тут беседуешь, - папусик вошёл в комнату и Вася зажмурилась от то-го, что сейчас неминуемо должно было случиться. Но ничего не случилось. - Василиса, в чём дело, тебе давно в школу пора, а ты сидишь, как варёная.
Вася дико таращила глаза на Минуса с Плюсом, которые издевательски корчили папусику физиономии, высовывая длинные языки, приплясывали, подмигивали, нагло раскланивались и шаркали ножками. Но папусик смотрел сквозь них и ничегошеньки не замечал. Минус вдруг подпрыгнул, уселся на папино плечо и сунув себе в рот два пальца, растянул его сколько можно и заулюлюкал болтающимся языком прямо папусику в ухо.
- Ули-ля-ля, бю ли докси, вычитаем парадокси! Можешь слышать ничего и не видеть вовсе.
- Очень плохучие стишата, не решаемые. Гиблые стишата, – сказал слезая с портфеля Плюс. – Вычитаем твой талант, ты рифмовый спекулянт.
Асила во все глаза таращилась на папусика, но тот ничего не заметил и самое главное не слышал. Он по-прежнему укоризненно глядел на Васю и покачивал головой. За ухо ему уцепился Минус и, болтаясь как на качелях, подмигивал Асиле.
- Ладно, папа, - в несвойственной ей покорной манере ответила Вася. – Уже иду – и нетвёрдой походкой подойдя к папе, взмахнула рукой около его уха, захватив Минуса за ножку в полосатых гольфах.
Минус дико завопил, попытался ухватить упавший фиолетовый колпак, но промахнулся и, оказавшись висящим вверх ножками, задрыгал свободной ногой.
- Отпруститм, нетрясунтм! Разрешимт перевернут. Я мысли теряю! Они выды-па-па-дывают.
Папусик удивлённо смотрел на Асилу, зачем-то водившей над столом рукой.
- Девочка, что за баловство? Ты игнорируешь наше соглашение.
- Иг-нор,… что я делаю?
- Ну, это означает не обращать на что-то внимания, – сказал папа и вышел.
- Если ты меня сейчас же не отпустишь, я вычту у тебя веснушки, волосы и несколько умных мыслей, – с угрозой просипел Минус, продолжая висеть над столом вверх ногами.
Асила разжала руку и Минус, кособоко плюхнувшись на стол, быстро перевернулся, поправил штаны и камзольчик, опасливо поглядывая на Василису отошёл на недосягаемое расстояние, и спрыгнул на пол.
- Попляшешь ты у меня, попляшешь, - грозя пальчиком проговорил он издалека, вскарабкиваясь на стол с колпачком в руке.
- Яблоко минус, решение в портфеле равенство, в ответе несоответствие. Тогда плюс висение и трясение и ответ сходится, - быстро посчитал Плюс, закрыв правый глаз.
- Ладно сходится, - согласился вдруг Минус, - когда вычтем мальчика?
- Мальчика прибавлять нужно, - глубокомысленно сказал Плюс. – Ещё и Ноль полезен будет для тождества.
Ребята, меня убавлять не нужно. Мне сейчас в школу нужно, - взмолилась Вася
Ладно, не проблема, - сказал Плюс, - школа - дело святое. Не бойся ничего, ты сейчас видеть и слышать начнёшь многое такое, что другим и присниться не может. Не пугайся! Мир - это решения и цифры, выраженные чувством. Если нужны будем, свистни.
И исчезли. Оба.
Оба-на, - подумала Асила, - а свистеть-то я и не умею. – И сложив губы трубочкой, издала звук, похожий на шипение водопроводного крана, когда вода закончилась.
Никто не появился.
Куплю свисток, - подумала Асила и пошла в школу.

Комментариев нет: